Ваш бухгалтер на главную контакты
бухгалтерские услуги
  О компании  
  Услуги  
  Цены  
  Справочная информация  
  Отдохнем ......  
 
 
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
   
  Я к вам пишу — чего же боле?*  
  О нас с Вами  

 

 


изготовление сайта в веб студии ИНФРА

О нас с Вами

Источник публикации: журнал "Управление персоналом"

 Манфред Кетс де Врис определяет 10 типов расстройств личности (записанных в психиатрическом справочнике), с которыми невозможно не столкнуться на рабочем месте.

Сегодня собеседники «УП» — руководители различных компаний. Они рассказали нам, с какими «психотипами» им приходилось повстречаться в своей рабочей практике и что из этого получилось.

Екатерина Архипова (Е. А.), менеджер по персоналу российского представительства компании ESET, международный разработчик антивирусного программного обеспечения и решений в области компьютерной безопасности для корпоративных и домашних пользователей

Сергей Ермилов (С. Е.), генеральный директор компании «Вокатив», российский лидер в разработке технологии распознавания речи для бизнес-критичных решений

Владимир Скрипниченко (В. С.), начальник управления рекламы и связей с общественностью Международного выставочного центра «Москва»

Признаки и вопросы — ответы, по которым можно определить наличие тех или иных отклонений в психотипе личности.

«УП»: Параноидальные лидеры  они всегда думают и опасаются предательств, обманов… Как таких определить на собеседовании и при решении принять приглашение выйти на работу?

С. Е.: Как определить их на собеседовании: думаю, что по вопросам: «А почему вы этим интересуетесь» — в ответ на задаваемые вами вопросы. При этом на лице должно появляться такое въедливое прищуривание, мол, знаем мы вас, пришли сюда не просто так, а разведывать и вынюхивать. Невинные детали разговора — например, изменение интонации от того, что запершило в горле, могут изменить общее настроение собеседника от в общем-то позитивного до строго официального. Вообще, ему свойственно избыточное внимание к деталям и изменение поведения под влиянием несущественных деталей, как у самых мнительных женщин. Работать будет сложно именно по этой причине — настроение и конструктивность поведения определяются зачастую ничего не значащими деталями.

В. С.: Параноидальный шизофреник — идеальный управленец, но когда паранойя о поручениях и методах их исполнения захватывает лидера с головой, то он просто-напросто перестает делегировать свои полномочия, а замыкает все на себе. Как это распознать? Это сложно, потому что, скорее всего, параноидальный лидер скажет, что в случае возникновения той или иной ситуации лично проконтролирует решение или процесс исполнения. Тем самым неопытному HR-специалисту будет импонировать такая решительность. Потому что она означает, с одной стороны, решительность взять на себя ответственность, а с другой стороны, такого специалиста, пусть даже и высокого уровня, всегда будут держать «про запас», на случай аврала, когда этот специалист будет делать все сам, что очень удобно акционерам, высшему руководству и т. д. Итак, основные признаки: стремление все делать самому и возможная неприязнь по отношению к профессионалам своего уровня, о чем также стоит спросить претендента.
Е. А.: Параноидальные лидеры отличаются не только подозрительностью, но и страхом, что о них плохо подумают, поэтому иногда даже на самые безобидные вопросы отвечают в такой манере, как будто против этих личностей было выдвинуто некое обвинение. Как пример, на элементарный вопрос: «Почему вы сменили работу или отработали не очень долго в компании N?» — от подобных соискателей можно получить ответ из серии: вы, верно, подумали, что у меня это не сложилось или произошла какая-то негативная ситуация, но это не так…» Затем следует рассказ, почему не так.

«УП»: Нарциссы — они умеют использовать труд подчиненных… Что еще? Чем опасны нарциссы? Кто из великих лидеров и бизнесменов имел черты нарциссов? Как лучше всего себя с ними вести?

Е. А.: Нарциссы используют труд подчиненных, манипулируют людьми, крадут чужие идеи, выдавая их за свои, обладают тягой к контролю и власти. Нарцисс всегда ищет возможность выказать себя. У него «неизлечимая» потребность в похвале, во всеобщем признании (публичном, разумеется), в подтверждении собственной исключительности и прочем. Для того чтобы направить энергию нарцисса в нужное русло, необходимо дать ему понять, что с этой задачей способен справиться только он один, это удовлетворит его самолюбие и исключит возможность того, что решение поставленной задачи он переложит на кого-нибудь другого.

С. Е.: Их много. При наличии ума и самоиронии — очень даже хорошие руководители и сотрудники.
Стиль поведения — признание исключительности, особенно с женщинами. Зачастую не нужно специальных усилий — каждый из нас уникален. В крайнем приближении — в отсутствие необходимого ума и самоиронии — это тупые, ограниченные люди, работать с которыми чудовищно сложно. Лучше отказаться.

В. С.: В моей истории бизнес-партнерства есть два случая нарциссов, на которых трудятся два трудолюбивых гнома, по одному на каждого «тирана-нарцисса». Один из нарциссов зациклен на алкоголе, второй — на женщинах. При всем при этом работают другие два человека, так называемые бизнес-партнеры, которые в действительности получают крохи от заработков этих странных дуэтов. К слову, заработки отнюдь не фантастические. В руках одного нарцисса прекрасный кожгалантерейный бренд с историей, в руках другого — инновационный продукт ракетной индустрии, который поможет сделать этот мир чище. Ни один, ни второй не делают ровным счетом ничего для развития идей, осуществления коммерческой деятельности, установления контактов на высоком уровне для продвижения своих продуктов… Первый просто пьет, причем весело и дорого, второй просто клеит девушек в Интернете. Смешно, если бы не были загублены два прекрасных и уникальных проекта. Смешно, если бы эти люди не считали себя гениальными переговорщиками, а на деле не были бы пустозвонами и просто необязательными людьми. Главная опасность в таком сотрудничестве — это то, что любые усилия остаются похороненными под властным самодурством и уверенностью в том, что, когда «ко мне придут большие деньги, я сразу же стану очень правильным бизнесменом». Как правило, к таким управленцам большие деньги не приходят…

«УП»: Невротики — аккуратные, добросовестные, каноничные… Но все же… Что в них кроется нехорошего? Как это выявить и обойти? Есть ли в Вашей практике примеры невротиков?

С. Е.: Похожи на параноиков, с той разницей, что те усматривают козни против себя в невинных вещах и событиях, а эти (невротики) в таких же событиях усматривают повод для выливания своих неврозов на окружающих. При понимании проблем и механизмов возбуждения невротических реакций с этими людьми вполне можно работать, осторожно обходя болезненные вопросы.

В. С.: Невротик — человек, родственный по подходу к бизнесу к параноику. Невротика страшит постоянная угроза того, что в определенный момент он не сможет найти нужную бумагу на столе или потеряет важный счет, или опоздает на работу… У невротика должен быть педантичный коллектив, который будет его страховать и перестраховывать, прозрачные стены, чтобы не лишать невротика чувства контроля и осведомленности, и, возможно, много телефонных аппаратов, которые также будут подкреплять невротика в чувстве собственной застрахованности. Но есть большой минус работы с невротиком — его безосновательная раздражительность, которая выплескивается на остальной коллектив, действует абсолютно деструктивно. Такому руководителю нужны больше няньки, нежели профессионалы и специалисты высокого уровня, потому как, не получая достаточного внимания, он просто умрет от нервного тика из-за отсутствия в офисе писчей бумаги. Есть у нас один невротик, начальник управления, за своих стоит горой, на чужих — плевать. Делаем вывод: версия о личной преданности и окружении своеобразными буферными зонами в виде подчиненных правильна. Не стоит говорить, что, возможно, он хороший начальник и поэтому горой… я же знаю ситуацию изнутри.


«УП»: Депрессивные лидеры. А бывают ли люди с подобным психотипом лидерами? Может, это ошибка ученых-психиатров?

Е. А.: В депрессии человек испытывает бессилие, проявляет замкнутость, пассивность, не склонен к генерации идей. Это явно не лидерские качества.
С. Е.: См. «Остров сокровищ» — мультфильм Киевской киностудии. «Мне не нравится этот корабль… и «ваще» мне здесь все не нравится».
Лидеров, наверное, таких на самом деле не бывает. А вот в руководители эти люди вполне могут пробиться. Если пробились за заслуги и производственные успехи — с этими людьми можно работать, они вполне умеют управляться со своей проблемой; если «по блату» — лучше не работать с ними.

В. С.: Депрессивному лидеру все не так, он всегда говорит, что «мы катимся к концу». Причем даже если за окном светит солнце и поют соловьи, такой лидер все равно будет сидеть с каменным лицом и пытаться придумать, как еще плохо может закончиться собственная карьера. Такого человека вечно терзают страхи и сомнения. Если все комплексы из детства, то можно сказать, что этому лидеру в его маленьком и беззащитном детстве покровительствовал большой и властный родитель, который постоянно требовал исполнения заданий, поручений, обязательств. Но у маленького лидера не всегда все получалось, и этот большой родитель воспитал в нем страх неотвратимого наказания, когда человек делает еще больше ошибок только потому, что, даже будучи профессионально подкован, он не уверен в себе, в своих мотивах и действиях. А психиатры тут могут помочь. Это их пациент.

«УП»: Шизотипичные товарищи. Им трудно вступить в общение. Существуют ли такие в Вашей практике и как они работают?

С. Е.: В качестве сотрудников — да, полно. Таких много в особенности в среде программистов, где аутичность даже помогает. В качестве руководителей — трудно представить себе их начальника, который выбрал и назначил такого человека на место руководителя. Работать, вероятно, можно — при известной осторожности в общении и сохранении себя от попыток перейти границу между профессиональным и личным, которую такой сотрудник обязательно выстроил у себя в голове.

В. С.: Не сталкивался, но, на мой взгляд, в общение тяжело вступать тем, кто некомпетентен в своей профессии, тематике и т. д.
Е. А.: В общем понимании, это люди, ранимые к оценке, поэтому и любят отчужденность. Они враждебно настроены к социуму, неэффективны в какой-то социальной работе, поэтому им лучше не работать там, где требуется контактировать с другими.

«УП»: Театральные личности — им присуще эффектное поведение, они общительны. А в чем их подвох?

С. Е.: Как правило, отлично справляются с тактическими задачами и очень плохо — с соблюдением и развитием стратегии. Можно использовать труд таких людей на самых разных участках работы при условии постоянного контроля соблюдения стратегической дисциплины, иначе начнете бизнес по производству компьютеров, а через год будете торговать водкой. А еще через год — не берусь сказать.

В. С.: Театралу всегда нужна публика, причем чем ее больше, тем глупее выглядят жесты, взгляды, и всегда в толпе обожателей и «почитателей таланта» находится один, кто падает в обморок от благоговейного трепета. Эффектное поведение и общительность, на мой взгляд, — родственники необязательности и выверенным до сантиметра жестам, до секунды паузам. Причем в стрессовой ситуации, как и любого истинного театрала, такую личность накроют два состояния: или оцепенение, в которое она впадет просто от незнания, что делать, очутившись в полном одиночестве; или же нервозность, граничащая с паникой, сопровождаемая криками, стенаниями и даже, возможно, попыткой правдоподобного общественного суицида. Что, впрочем, неосуществимо в силу одной простой мысли: «Что же будут делать почитатели моего таланта, когда меня не станет? Нет, я должен жить для них!»

Е. А.: Театральные личности любят быть на виду, произвести впечатление, обладают обычно огромным обаянием, очень гибкие в общении: умеют подстроиться под собеседника и под конкретные обстоятельства. Часто это ораторы, различные представители, «продажники». Однако такие сотрудники нестабильны и часто меняют места работы, не могут выполнять работу педантичную, требующую усердия. Также для подобного психотипа свойственна высокая склонность ко лжи, желание подать себя в более выгодном свете и при любых обстоятельствах выглядеть хорошо. Поэтому достижения свои эти люди могут крайне сильно преувеличивать.

«УП»: Зависимые типы — покорны, держатся в тени. Вы найдете их в патриархальных и семейных фирмах. Когда они могут подвести? И как?

Е. А.: Зависимые типы не способны принимать самостоятельные решения, поскольку боятся ответственности и имеют заниженную самооценку.

С. Е.: Они действуют в рамках того, чему их уже научили. Нельзя использовать на задачах, требующих креативного подхода. Очень эффективны при выполнении рутинной и методичной работы.

В. С.: Как говорится, в тихом омуте черти водятся. Покорность и тихость, на первый взгляд, всем удобна, а с другой стороны, мы все знаем, что самые отъявленные маньяки — примерные семьянины, окруженные заботой, теплом домашнего очага. Чересчур долгое подавление психозов, комплексы личности и прессинг на работе в один прекрасный момент выльются если не в разрушительный срыв, то как минимум в пьяные безудержные танцы на корпоративе. Безусловно, на следующий день человек будет тише воды и ниже травы, но это всего лишь до следующего срыва. Подвести в процессе работы такой человек вряд ли может — просто в силу своей обязательности и чувства долга, а вот сорвать важные переговоры или ошарашить партнеров в ресторане — запросто. И тут остается лишь убедить их, что это сказочная и непредсказуемая русская душа и отдохновение от напряженнейшей работы над их проектом или контрактом, который сегодня, собственно, и празднуется.

«УП»: Циклотимические личности  изменчивое настроение… и это все? А чем же они Вам не нравятся? Почему людей с таким психотипом часто «изгоняют» из фирм?

Е. А.: Циклотимических работников кидает из крайности в крайность. Для данного расстройства характерно непредсказуемое поведение без видимых причин. Работоспособность подобных сотрудников не стабильная, чаще низкая, это «свободные художники». Когда есть вдохновение, тогда хорошо работают, когда нет — не работают. Циклотимические личности не поддаются контролю, для них лучше работать по свободному графику.

С. Е.: Настроение не должно влиять на работоспособность. Есть задачи, которые ставятся сотруднику, они должны им решаться. Если что-то мешает их решению — нужно либо найти, что это, и ликвидировать причину, либо расставаться.

В. С.: Все просто: эти люди вносят существенный дисбаланс в работу. Никогда не знаешь, что от них ожидать. Особенно раздражает, когда от настроения функционера зависит подписание срочных документов или исход важных переговоров. Думаю, каждый был в такой ситуации, когда приходилось извиняться за партнера или коллегу. Но наверняка не каждый захочет быть в таком состоянии перманентно.

«УП»: Пограничные личности — угрожают, не уверены в себе. Сложно ли стимулировать таких людей?

С. Е.: Если это все их достоинства — нужно расставаться.

В. С.: Стимулировать таких людей несложно. Надо всего лишь поставить перед выбором: валерьянка или заявление. И после этого попытаться разобраться: нужен ли такой сотрудник в компании? Человек, который взрывается от пустяка, не может вызывать доверия. К тому же нервный и неуверенный в себе специалист всегда будет полагаться на мнение других, а как известно, коллективное мнение — ничье, а ответственность — уж и подавно. И, кстати, если загнать в угол такого человека, он перетрусит и, решив, что его сейчас прихлопнут, может пойти в атаку, иногда даже физическую.

Е. А.: Таких людей сложно стимулировать, и думаю, что они не то что неуверенные, просто нестабильны и неустойчивы, противоречивы и еще не определились. Такой психотип — скорее между невротиками и психотиками.

«УП»: Шизоиды — испытывают отвращение к социальной работе, затворники. Так ли это?

С. Е.: Ну и ничего страшного. В любой компании полно задач, которые требуют сосредоточенного размышления в одиночестве. Да хоть бухгалтерия. Пусть себе работает.
Е. А.: Не согласна с данным определением. Шизоид может вести себя как несколько разных человек: говорить одно, думать другое, хотеть третьего. Не считаю их социальными затворниками: он может быть то затворником на работе, то дома, а потом примеряет на себя новую роль — у него нет самоидентификации. Такие сотрудники хороши в компаниях, где требуется иррациональное мышление.

«УП»: Как утверждают ученые, многим из нас в той или иной степени присущи отдельные черты психических расстройств личности того или иного типа. И все же, как найти ключи к стимулированию сотрудников с определенными расстройствами? Всех не уволишь…

Е. А.: Всех не уволишь, всех и принимать не надо! Особенно если соискатель откровенно неадекватен. К любому человеку требуется индивидуальный подход, и, находясь с человеком в постоянном взаимодействии, этот подход можно найти.

С. Е.: В той или иной степени все описанное выше присуще всем и каждому. Повторю: если черты характера не влияют на работу и отношения в коллективе — нет проблем, работаем и решаем задачи. Если мешают — надо расставаться.

Мало того, если у нас с вами есть жизнерадостный и цветущий персонаж, чрезвычайно приятный во всех отношениях (умный, в меру упитанный, в полном расцвете сил), но толку от него — ноль, от такого человека нужно избавляться. Либо он не подходит предприятию, либо вы, как руководитель, не знаете, как им управлять и какие задачи на самом деле он может и будет решать для компании.

«УП»: Как не создать «индюшачью ферму»? Так называют фирмы, где собираются порой все типы сотрудников с расстройствами психики.

С. Е.: Вопрос не в том, чтобы «не создать «индюшачью ферму», ну и что, что у вас собраны все психотипы? Если компания решает свои задачи и довольны партнеры, акционеры, сотрудники — то пусть бы и так.
Вопрос в том, что каждый сотрудник на своем месте должен исполнять те задачи, для решения которых его наняли. Задача руководителя при этом обеспечить как соответствие задач человека его предрасположенностям и склонностям, так и исключить из рабочего фона компании откровенных тунеядцев и неудачников, прикрывающих своим психотипом неумение или нежелание работать.

В. С.: Приличный HR-специалист работает как фильтр. Собственно, это задача HR-специалиста набирать не сирых и убогих, а профессионалов. Причем принцип профессионализма должен, безусловно, быть выше принципа личной преданности, иначе вся работа скатится к тайнам мадридского двора.

Е. А.: Как не создать «индюшачью ферму» — быть внимательными при приеме на работу.

   
 
© 2011 - 2012
Яндекс.Метрика